Английская версия

Сидоров, печник

Анатолий Никитич Сидоров — наш эксперт в области ЖКХ и борец с несправедливостью, также примеряет на себя самые востребованные в столице рабочие профессии и делится затем впечатлениями с читателями «Вечерки».

В этот раз решил я стать печных дел мастером. А осваивал азы ремесла я под руководством Антона Ашмарова, бывшего инженера-радиотехника, а ныне мастера по кладке русских печей.

Штучных дел мастера

Печь — создание капризное и нежное, как женщина. Кладку ее ведут так, словно приручают: осторожно, выверяя каждый положенный кирпич в трехмерном пространстве. Швы заделывают с чрезвычайной тщательностью, и всю ее гладят, гладят... Чтобы не взбрыкнула: не задымила и не выбросила тепло, не потеряла тягу и не задохнулась, не перегрелась и не остыла раньше времени.

Врать не буду — первый же кирпич, положенный мной на угол, клюнул, то есть лег не ровно по ниточке. Что и показал специальный прибор — уровень, которым Антон проверял мою работу. Пришлось кирпич отрывать, очищать от глины, снова готовить для него чистую и ровную площадку.

После седьмого захода на посадку стало понятно — профессия печника не для меня, торопыги.

— Не вы первый отступаете, — успокоил меня Антон, когда я, вымазавшись по уши в глине, положил-таки капризную кирпичину на лопатки, то есть ровно.

— Всех желающих освоить наше ремесло в Академии русских ремесел можно разделить примерно на три группы: будущих профессионалов, любителей и теоретиков. Те студенты, которые хотят приобрести новую профессию, научиться зарабатывать нашим ремеслом, проходят все испытания и становятся в строй печников. Любители, как правило, люди востребованные, с хорошим заработком, тоже учатся до конца. Им важно блеснуть в их среде: мы, мол, не только рукой водим, но и пахать умеем.

Теоретики, среди них часто попадаются женщины, изучают наше дело для того, чтобы… контролировать печника, который будет работать у них в загородном доме. Сегодня рынок труда переполнен псевдоспециалистами, в том числе и печниками. Вот и идут к нам в академию за знаниями.

Редко, но бывают и такие, как вы, которые твердо говорят: «Это не мое дело», — и уходят навсегда.

Между тем я приступил к возведению мостикаперегородки над печной дверцей. Замочил кирпичи, зачистил площадку от натеков глины, взбодрил раствор в ведре с помощью винтовой насадки и электрической дрели, аккуратно (навык уже появился) нанес раствор на предыдущий ряд и на свой кирпич. Уже вознамерился водрузить его на место, но понял, что одним кирпичом всю длину дверцы не перекрою. Приготовил другой — для стыковки. Тут Антон, внимательно следивший за моей работой, остановил меня. Оказалось, что в таких ситуациях, на ровной плоскости, используют не прямые, а срезанные под углом кирпичи.

Связка получается уже не из двух, а из трех кирпичей.

Ну очень прочная! Тут-то и выяснилось, что ремесло печника непростое, имеет много тонкостей. К примеру, свод печи можно выкладывать как обычным кирпичом, так и специальным, со скосом. При кладке можно использовать красный обож женный кирпич, а можно шамотный, который нагревается до полутора тысяч градусов и прекрасно держит тепло. Некоторые печники предпочитают толстый растворный шов, а сторонники классической кладки не поднимаются выше 2–3 миллиметров.

Возлюби печь, как жену свою

Особое внимание печник уделяет культуре кладки. Каждый шов должен быть чистым от подтеков и гладким (особенно при кладке дымохода).

Лишняя глина мешает проходу дыма, ровному нагреву кирпичей и способствует нарастанию сажи.

— У печника двух одинаковых печей не бывает, — продолжает просвещать меня Антон Ашмаров. — И по натуре печник — индивидуалист.

Хоть мы и объединились в Гильдию московских печников, но работаем поодиночке. Потому что у каждого — свой секрет. На обучение к нам приходят даже опытные печники, чтобы узнать все тонкости дела, пополнить свой профессиональный багаж.

Свод печи, который я выполнил-таки с грехом пополам, не приняла бы в работу ни одна, даже самая непривередливая хозяйка. Зато, общаясь с настоящим мастером печного дела, я понял, что печка в моем дачном домике заслуживает особой медали «За терпение и мученичество». Потому что я даже топил ее неправильно. Оказывается, печь в жилом доме нельзя топить дольше двух часов: пожароопасно. Если печь простояла всю зиму нетопленой, то согревать ее надо постепенно, не менее трех суток с интервалом в 12–15 часов. Чтобы она не накалялась и не разрушалась. Топить надо на самой маленькой тяге: тогда и нагрев равномерный, и расход дров минимальный.

В общем, хочешь завести в доме хорошую печь — обращайся с ней, как с любимой женщиной. Тогда она будет надежной и верной помощницей.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Евгения Просвирина проректор Академии русских ремесел:

— Наши выпускники создали Гильдию московских печников, в которую входят около 40 специалистов. Они составляют костяк мастеров печного дела в Подмосковном регионе. Ежегодно они проводят семинары по обмену опытом и пропаганде своего ремесла.

Раз в год, перед началом дачного сезона, на ВДНХ открывают свой «Банный остров», где пропагандируют русскую баню и печное дело. Обычно после таких мастерклас сов студентов у нас прибавляется, несмотря на то что обучение платное.

Сергей Ермолаев банный эксперт Гильдии московских печников:

— У печников работа сезонная. Весной заказов много: кто-то ремонтирует домовые и банные печи после холодов, кому-то требуется новая печь. Зимой же многие из нас сидят без работы.

Поэтому средний годовой заработок квалифицированного печника невелик — 50–60 тысяч рублей. У известного мастера всегда больше возможности заработать. Нас часто передают, как говорится, с рук на руки. Но прежде чем к тебе выстроится очередь, ты должен наработать свой авторитет. Мне лет 10 пришлось доказывать, что умею класть лучшие банные печи.

ЦЕНА ВОПРОСА

Курс обучения печному ремеслу стоит:

● вечерний, 3 месяца — 55 тыс. руб.

● выходного дня, 3 месяца — 55 тыс. руб.

● интенсивный, 1 месяц — 55 тыс. руб.

● заочный, без ограничения времени — 35 тыс. руб.

13 апреля 2016

 по материалам "Вечерняя Москва"