Английская версия

Моя первая печь.

      Курбатов Олег                                                 

   Всю сознательную жизнь, начиная со школы, я возился с компьютерами. Чисто городской, бледнолицый, ничего тяжелее "мышки" не поднимавший (конечно, я несколько утрирую), я решил взять в руки нормальную мужскую профессию.
И Русская академия ремёсел помогла мне в этом благородном деле. Замечательные внимательные преподаватели, будущие коллеги-печники, подробно посвятили меня в детали и хитрости печного дела. Можно сказать, торжественно вручили мастерок и кирочку. И ведро с раствором. К ведру я привыкал дольше всего: лишь за пару-тройку лет организм компьютерщика согласился окрепнуть в достаточной мере для того, чтобы доставка нового раствора к месту работы стала повседневной мелочью, перестав быть подвигом тяжелоатлета.
Теперь же, вооружённый знаниями и оздоровленный нормальной физической работой, я могу смело смотреть в будущее: ни холод, ни голод не грозит,  ни мне, ни моим родным и друзьям. Поставить эффективную, теплоёмкую, капитальную каменную печь могу теперь самостоятельно, съэкономив  (или заработав!) многие десятки тысяч рублей, воплотив любые свои пожелания и, самое главное, будучи на 100% уверенным в качестве работы. Недаром говорят: хочешь сделать хорошо - сделай сам!
Как все начиналось.
Профессию печника я получал с прицелом на переезд в село. Печников осталось мало, а печи до сих пор сохранились, несмотря на наступление природного газа. Из-за непомерных аппетитов газовиков целые сельские улицы отапливаются по старинке  - дровами, при наличии проходящей прямо перед забором газовой трубы.
Первым проектом, который мне пришлось реализовать по приезду на новое место жительства, стала печь в собственном доме. Старую печь здесь выломал прежний владелец, ума подвести газ у него не хватило (при наличии на это денег), а обогрев помещения  электричеством себя, мягко говоря, не оправдал. Судорожная попытка продавца дома поставить дровяной котёл и городские радиаторы отопления под окнами тоже не оправдалась: жалкие пол сотни литров воды в системе не могли накопить тепла на всю ночь, а поддерживать каждые 15 минут горение, бегая среди ночи в котельную подкидывать по три полена, было невозможно. Дом катастрофически выстывал.
Въехав весной, по установившемуся теплу, я сразу начал готовить дом к новой печи. Пришлось перенести проход между комнатами, для чего спилить сверху донизу часть бревенчатой дубовой стены. Но вот место расчищено, собственный проект печи готов. Можно браться за возведение.

Модель печи
Печь я спроектировал с замахом на универсальность. Сводчатое горнило, как у русской печи. Выпуск дымовых газов из-под свода под варочную плиту. Забор горячих газов из-под плиты в каналы нижнего прогрева под горнилом, у самого пола. Трёхходовой отопительный щиток между комнатами. И выпускная труба через весь дом, от пола до конька. И, в принципе, практически со всем угадал.
Сначала я примерно расположил будущую печь в доме. Помахал руками, померил ширину прохода, дал запас на установку мебели... в общем, плюс-минус пол-метра. Определился. И полез на чердак.
На чердаке видно всё, что нужно: балки перекрытия и стропила крыши. В такт им примерное место расположения печи быстро превратилось в точный план, до сантиметра. Ход балок межэтажного перекрытия задал место между комнатами, установив печь по линии "вперёд-назад". Расположение стропил и конька крыши указало, как печь встанет "вправо-влево", чтобы труба прошла ровно в нужном месте, вплотную к коньку.
Теперь эту предварительную разметку нужно было выносить в натуру.
В верхней точке крыши, в стропила у конька, я вбил небольшие гвоздики, к которым привязал обыкновенную нитку с грузом. Расстояние между гвоздями - по размеру будущей дымовой трубы. Опустив так проекцию будущего проёма в крыше на пол чердака и подогнав её с нужной точностью к месту и размеру, я решительно  просверлил  балки потолка большим сверлом, пройдя потолок насквозь.
Теперь и в помещении стало понятно, где именно пойдёт дымовая труба, и как, соответственно этому, встанет печь.
Место работ я огородил полиэтиленовой плёнкой, прибив её прямо к потолку обычным строительным степлером. От полученных с чердака отверстий я отступил во все стороны сантиметров по 30-40. Этого было достаточно для ведения работ, и не слишком обременяло помещение, где нужно ещё как-то ходить и вообще существовать. Дом-то уже жилой.
Теперь, внутри полиэтиленовой трубы, большой болгаркой с зубчатым диском по дереву я врезался в потолок. Глиняная штукатурка облетала с огромным количеством пыли, поэтому на голову были натянуты все доступные средства защиты: прилегающие очки, маска-намордник, плотная повязка-платок на голове. Определив от имеющихся отверстий нужное расстояние с расчётом на противопожарную разделку трубы, я прорезал настил. Открылось зияющее отверстие. И висящие на одном конце обрезки перепиленных плах (распиленных по-вдоль полубрёвен) перекрытия.
Пришлось взять толстый стальной уголок и, сообразно месту отрезав, согнув и просверлив, подхватить им отрезанные плахи, привязав всю конструкцию к оставшимся по бокам целым плахам настила.
Фото 04 - проём, 06 - разметка пола
Теперь отвесы от конька крыши могли дотянуться до самого пола. Провесив будущую дымовую  трубу по всей высоте, я получил точное место расположения печи в доме. Мелом, прямо по линолеуму, сообразно плану, я расчертил, начиная от трубы, все каналы и габариты печи. Затем отступил от получившегося чертежа по 10 см в каждую сторону. И прорезал линолеум по этой рамке: здесь будет фундамент печи.
По той же линии, но более  аккуратно отогнув оставшийся линолеум в сторону, я пропилил болгаркой и снял доски пола.
В проёме открылась песчаная засыпка. Выбрав вполне плотный грунт на 15 сантиметров, я наткнулся на балку конструкции дома. Её было решено не трогать. Принципиально она не мешала. Края проёма я подбил плотным картоном от осыпания песка из-под пола. Грунт в проёме пролил водой и про трамбовал, сравняв его уровень с верхом оставшейся под домом балки.
На этом грунте я уложил два ряда кирпичного фундамента под печь. По расчётам, несущая способность его вышла едва ли не на два порядка выше необходимого; жалкие две тонны печи можно было поставить на кратно меньшую площадь. Но необходимая теплоотдача диктовала минимальный размер печи, а проект определил минимальную площадь под печью: 1 квадратный метр.


 Разметка фундамента.
На третий день, когда цемент фундамента уже был готов принимать первичную нагрузку, я ещё раз опустил отвесы и снова расчертил проекцию печи мелом, уже по кирпичам кладки фундамента. Затем начерно выложил прямо из кирпича ход каналов и габариты топливника. Уточнил всю компоновку конструкции, внёс последние поправки в проект печи. Окончательно разметил расположение кладки печи на фундаменте.  И начал класть печь.


 Нижний канал
Первые ряды - каналы нижнего прогрева. Здесь будет запасаться тепло для ног, этими кирпичами будет прогреваться воздух у самого пола. Перекрытие каналов одновременно служит подом - нижней частью топливника, на которой и будут гореть дрова. И печься еда.
Первый ряд перекрытия нижних каналов - общий для всей конструкции. А вот второй - уже нет.
У печи два блока, работающих в разном режиме: топливник разогревается быстро и максимально, а отопительный     щиток получает вторичные газы и прогревается медленно и в меньшей степени. Если их собрать в единой кладке, то жаркая часть печи, расширяясь, порвёт кладку холодного щитка, образовав дымящие и пожароопасные трещины. Поэтому дальше, уже со второго ряда перекрытия каналов, кладка топливника и щитка разделяются швом.
Поскольку щиток с нижней частью дымовой трубы - отдельный блок кладки, то и выкладывается он параллельно с топливником и совершенно независимо от него. Поэтому я легко перемежаю сложный и творческий процесс кладки топливника и свода с рутинным возведением вертикальных каналов отопительного щитка.
Топливник выкладывается из огнеупорного кирпича. Боковым стенкам его я придал немного бочкообразную форму, загнув лицевой край кладки чуть внутрь. Это будет собирать жар в центре топливника, на дровах, и даст опору заслонке. Да, я же не сказал: печь моя была рассчитана на работу в режиме русской, с открытым горнилом и обычной заслонкой.
Возле рабочего свода выкладываю однорядный лицевой свод, исключительно фасадный, интерьерный. Для того, чтобы его сделать (а заодно и выдвинуть пред топочную кладку, организовать своеобразный шесток), пришлось нарастить, распушить кладку нижних рядов вперёд, за пределы фундамента. Лицо печи получилось парящим в воздухе.
Шесток, кстати говоря, оказался очень полезным с точки зрения пожарной безопасности: не однажды выскочившие из поддувала очередным "выстрелом" потрескивающих дров угольки оставались здесь, на кирпичной кладке, не долетая даже до пред топочного металлического листа.



Свод - дело хитрое. Его нужно рассчитать под точное, целое (не дробное) количество кирпичей, которые образуют саму внутреннюю поверхность свода. При заданной проектом ширине перекрываемого пространства длина дуги свода регулируется его подъёмом. Высоко тоже не поднимешь: нужно оставить место для канала под плитой, и так, чтобы плита не оказалась задранной на высокий ряд, чтобы хозяйка легко могла работать на этой поверхности. Баланс достаточно тонок.
Выложенный на кружало, вспомогательную опорную плоскость, свод обычно рекомендуют сушить в таком поддерживаемом состоянии, и снимать кружало через неделю-две, когда кладка вполне высохнет. Я, по опыту, пришёл к выводу, что кружало нужно снимать со свода черед пару часов: как только раствор потеряет пластичность. Ведь обычная кладка сохнет, будучи нормально нагруженной и собственным весом, и весом выше уложенной кладки. Свод, лежащий на кружале, сохнет ненагруженным, а при усадке в положенные 10% раствор легко отходит от кирпичей кладки. Будучи же снят с кружала, свод высыхает в нормальном само нагруженном состоянии и усаживается вместе с раствором, сохраняя цельность.


Готовая плита
Когда свод собран, закончить "коробочку" под плиту уже не составляет труда.   Со стороны прохода между комнатами я выложил ажурную декоративную стенку, чтобы пробегающие мимо дети не могли даже в принципе коснуться раскалённой при топке плиты.   Оставалось только продолжать гнать каналы щитка.
Перекрыв корпус печи рядов за пять до потолка, я начал распушать трубу. Пока это было возможно, вел кладку из комнаты. Когда рука перестала пролезать в щель под потолком, пришлось перебраться на чердак и два-три ряда выкладывать "кверху попой", балансируя над проёмом, из которого поднималась распушенная дымовая труба. Так, полным размером, встык с прорезанным в потолке проёмом, я провёл распушку на один ряд выше перекрытия.
Дальше возникла проблема. В принципе, она была предусмотрена, но в любом случае её приходилось решать по месту, практически "с колёс". Дело в том, что заниматься крышей я уже не имел ни сил, ни времени. Вплотную подступила осень, нужно было завершать работу в самые ближайшие дни. Поэтому я решил вывести трубу в старое отверстие кровли. Раньше, при старой печи, дым подводился в центр дома большим боровом - горизонтальным каналом, от которого поднималась вертикальная труба. Боров на чердаке с недавних пор запрещён пожарниками; и я с ними вполне согласен. Новая печь была поставлена намного ближе к центру дома, чем старая. Но всё же центр конька, куда выходила старая труба, был в добром полуметре от разметки новой трубы.
Пришлось придать трубе требуемый по месту наклон с соблюдением всех правил напуска кладки, выдвигая не больше четверти кирпича в ряду. Скрепя сердце, я соорудил дополнительную опору для трубы, оперев её на  боковую часть печи с уступами, чего, в принципе, делать нельзя. Горячая печь "вздыхает", холодный дом зимой "приседает", труба и дом "играют" относительно друг друга. Труба, завязанная на дом, запросто может переломиться. Но основная часть трубы честно стоит на самой печи, и на долю подпорки фактически приходится лишь подстраховка несколько верхних, самых вынесенных в сторону рядов трубы. Изнутри труба, конечно, не имеет таких уступов, как снаружи: каждый ряд аккуратно подтёсан для спрямления канала.


Работа была закончена в самый срок: осень вступала в свои права, и дом уже три дня ощутимо выстывал. И вот - праздник первого дыма! Труба ещё сыровата в верхних рядах, но туда самый жар и не доходит. А основная кладка уже вполне просохла, да и мы начинали топить аккуратно, постепенно просушивая и прогревая массив печи. В первые два дня было вообще не заметно, что печь топилась. На третий день начало чуть-чуть теплеть. Работает!
Здесь стоит сказать несколько слов о конструкции печи в целом.
Из-под свода топливника горячие (ещё горящие) газы выходят под плиту варочной поверхности, проходят вдоль неё и опускаются справа от топливника в канал нижнего прогрева. Проходят по каналу под топливником вдоль фасада печи, разворачиваются мимо двух чисток, возвращаются обратно в середине кладки, под задней частью топливника, и поворачивают в подъёмный канал щитка. Наверху, вынужденные к тому в силу изначальной концепции печи, огибают дымовую трубу по обводному каналу, выпущенному из щитка над пространством варочной поверхности, и возвращаются в щиток. Пройдя по опускному каналу, приближенному ко входу в помещение холодного воздуха из двери (что и определяло концепцию), газы подворачиваются вовнутрь щитка и по центральному каналу его, по дымовой трубе устремляются на выход.
Задвижку "летнего хода" я, по недостатку опыта, спроектировал "бинарную": открыто-закрыто. Летом убрали, зимой вставили. И установил её вертикально в перепуске между сводом топливника и прямым каналом трубы. Опыт показал, что так оно не работает. Печь лишь считанное количество раз (но всё же!) успешно работала с полностью перекрытой задвижкой. Обычно,  же нужно оставить небольшую, быть может в сантиметр, щель, позволяющую некоторой части горячих газов прямо из топливника уйти в прямоточку и организовать горячий восходящий "лидер", который и создаёт полноценную тягу в трубе.
С этой печью я прожил уже четыре зимы.
На второе лето к жаркому опускному каналу из-под плиты в нижний прогрев я пристроил воздушный конвектор, принудительно выведя это тепло через стенку в ванную.
Заслонку от русской печи пришлось отправить в отставку. У неё оказалось два недостатка вследствие единственного свойства: неплотное прилегание к кладке печи вызывало выдувание тепла одновременно с выпуском в дом угарного газа; однажды мы едва не угорели, сильно повезло очухаться. Пришлось одновременно с ремонтом "вздохнувшего" и просевшего лицевого свода выстроить под ним фасадную стенку, куда встроить обычные поддувальную и топочную чугунные дверцы. Стенка, кроме плотного закрывания горнила, стала служить подпоркой лицевого свода. Он снова потрескался от перепада температур, но чинить его нет необходимости, лишь иногда подмазать, позабивать слишком высыпавшиеся швы новым глиняным раствором.
Подозреваю, что проблему вздыхающего свода должен был бы решить замковый камень, положенный практически "на сухую", без раствора, и способный самостоятельно опускаться, расклинивая в нужной мере поднимающийся свод и сохраняя его напряжение. Но это пока лишь моё непроверенное предположение; да и сложно представить себе термодинамическую газо защиту в кладке при таком свободно лежащем камне.
Варочная поверхность оказалась малопригодна для готовки пищи: весь основной жар, как оказалось, перехватывает рабочий свод. К тому же, поскольку прямоточная вытяжка летнего хода забирает газы из-под свода топливника, пространство под плитой оказалось самым "тугим" с точки зрения тяги, и конфорки плиты ощутимо поддымливают. Но плита шикарно прогревает дом в ходе топки, всё же раскаляясь до возможного возгорания попавшего на неё сора. Сейчас она стоит замазанной по конфоркам глиной и между топками работает шикарной сушилкой; не сама, а при посредничестве поднятой над плитой на несколько сантиметров решётки.
Горнило же, пусть и закрытое фасадной стенкой, ничуть не потеряло своего варочного функционала русской печи. Туда, в горячие угли, на жаркий под по-прежнему можно поставить горшок с кашей или каравай. Лишь бы в дверцу пролез.
Конечно, за этот срок, по опыту эксплуатации, появились соображения, что и как надо исправить в печи. Но что-то можно реализовать достаточно легко, а для другого - придётся совершенно полностью переложить всю печь вместе с фундаментом.
К примеру, иначе организовав щиток, не привязываясь к обязательному расположению опускного канала с холодного края, можно было бы сдвинуть всю конструкцию на 40-45 см в сторону, расширив межкомнатный проход (или срезав меньше стены при первичном ремонте), вдвинуть боком в санузел (и не пришлось бы делать дополнительный конвектор), сделав заодно по первому опускному каналу, из-под плиты в нижний прогрев, кладку в четверть кирпича и тем,  улучшив прогрев санузла.
Иначе решив каналы нижнего прогрева, можно было бы провести их понизу далеко за пределами печи, пропустив под детской кроватью, обогрев тем самым и кровать, и саму комнату прямо от пола.
Это - из невозможного. И в заметку на будущее, на планирование новых печей.
Вообще, на мой взгляд, по опыту обитания в сельском доме, отопительную печь стоит проектировать не столько вертикальной, сколько горизонтальной; встраивать её не в стенку-щиток ради уменьшения занимаемой площади, а в зависящую от планировки самого дома стационарную мебель: сиденья, лежанки, сушилки при входе, да всё пониже, чтобы прогревать помещение от пола; да по периметру помещения, перехватывая холод прямо у наружных стен. Главное - продумать места чистки горизонтальных каналов и вернуть дым в вытяжную трубу обратно к топливнику печи для организации прямоточного летнего хода.
Из возможного: я планирую в наступившем году переложить рабочий свод, организовав выпуск газов из топливника не как сейчас, через боковое отверстие в своде с "облизыванием" по-вдоль варочной плиты, а спереди, от фасадной стенки, с выводом в летний ход поперёк плиты, что даст ей дополнительный прогрев и, возможно, вернёт (придаст) положенный функционал варки-жарки. Заодно печь должна меньше дымить при открытии топочной дверцы, дым будет перехватываться выше, высасываться из-под свода наверх, под плиту.
Одновременно с этим придётся переделать и сам канал летнего хода, организовав выпуск газов не из-под свода через неудачную вертикальную заслонку, а из-под плиты (она перестанет поддымливать) через надстроенный, вероятно наклонный, канал с нормальной горизонтальной задвижкой.
Крайне желательно было бы заменить унылую стандартную чугунину в фасадной стенке горнила широкой дверцей со стеклом. Увеличится прогрев дома излучением, улучшится внешний вид, упростится использование варочной камеры горнила. Здесь ограничение лишь в финансовом плане.
Сзади можно легко и непринуждённо пристроить небольшой камин. Кладка трубы благоприятствует к тому, чтобы аккуратно вынуть несколько кирпичей для выпускного канала камина, совершенно не потревожив прочую кладку.
Перекладывать же, как хотел ещё во второе лето, мою "цельногнутую" наклонную трубу имеет смысл только с переделкой всей крыши, с задуманным преобразованием её из вальмовой в двускатную. Это дело вовсе дальнего будущего.

Сейчас же труба исправно служит, печь замечательно греет. Крайне эффективная и экономичная, печь держит дом на несколько градусов выше, чем у всех соседей, при том, что дров "ест" меньше. Кто ни придёт, все удивляются: "У вас так тепло! А вы уже топили с утра?" - а мы не топили, мы только проснулись к 11-ти часам, ибо воскресенье. А у нас тепло. У нас шикарная теплоёмкая печь.
И несколько советов новым курсантам курса Печник в Русской Академии Ремесел  от бывалого курсанта.
- Ребята, не бойтесь работы с кирпичом. Полюбите эту работу.
- Берите все знания от мастеров преподавателей печников и тщательно все записывайте. Это все пригодится.
- В условиях кризиса профессия Печник поможет вам выжить и заработать на хлеб.
- И всем отменного здоровья и крепости духа в печном деле.
Олег Курбатов.
Выпускник курса "Печное дело" "Русской Академии Ремёсел",
диплом № 84 от 23.06.2012 г.