Английская версия

Керамика Пабло Пикассо

Обращение  Пабло Пикассо к керамике объясняют широтой художественных интересов, универсальностью, а то и просто капризом великого маэстро, настолько несоединимы, на первый взгляд, творчество Пикассо — живописца и керамиста. И широта интересов, и универсальность действительно были присущи Пикассо. Он обратился к керамике, когда ему было за шестьдесят.
Но не каприз или любопытство, а логика развития его творчества, глубокие причины мировоззренческого порядка подвигли художника заняться росписью и изготовлением кувшинов, ваз, блюд, горшков и панно.


Появление керамики среди работ Пикассо стало знаком демократических настроений, свойственных атмосфере,  как общества, так и искусства Европы первых послевоенных лет. Ведь искусство гончара — самое древнее, наиболее демократичное в своей обращенности к человеку, к его повседневным потребностям и в то же время многозначное по ритуальной символичности. Внутренним посылом  к работе с керамикой было для художника желание сообщить  утилитарному предмету качества высокого искусства, уникальность шедевра, не лишая вместе с тем предмет простоты и человечности, присущей любой вещи.

 

Во многих своих произведениях,  начиная с 1910 года,  он выходит за тесные границы определенного вида искусства, вводя цвет в бронзовую скульптуру, обрывки тканей и газет — в живопись, работая в новом жанре контррельефа.
Керамика,  как новый для этого художника материал, в котором сочетаются условности языка разных видов искусства, открыл перед Пикассо возможность, используя широкий спектр своего дарования, уподобить утилитарный предмет художественному произведению, обладающему образной уникальностью, подобно тому,  как это было присуще древнему гончарному искусству.

 Пикассо был очень плодовитым художником в живописи, графике и скульптуре. То же самое можно сказать и про его керамику: с октября 1947 по осень 1948 года он создал более 2 тысяч изделий из глины, используя различные формы, техники работы с материалом и цветовые решения. А к 1971 году количество работ пришло к новой отметке: 3 тысячи.

21 июля 1946 года Пикассо посетил ежегодную выставку керамики в небольшом французском городке Валлорис. Особенно его заинтересовали изделия из мастерской Мадура. Около стенда с керамикой Мадуры,  он познакомился с авторами произведений — Сюзанной и Жоржем Рами.
Сюзанна Рами обучила Пикассо технологии работы с керамикой.
К слову, мастерская керамики Мадура,  существует и сегодня. В этом небольшом городке, Валлорисе, благодаря Пикассо возродилось некогда застывшее массовое производство керамики.
Коллекционеры приобретают изделия, произведенные в мастерской Мадура, на изделии которой обозначен номер и вытеснена надпись Edition Picasso
В своей керамике Пабло Пикассо обращался к классическим художественным мотивам разных стран: огромное количество изделий отображает вековые традиции разных культур.
Это и крито-микенская культура, и ковровый стиль, отображающий связь с майоликой Испании и Андалуссии, типично арабские завитки и «барашки», мавританская «геометрика», испанская коррида, античные герои и графические силуэты. А так же изображение различных животных и птиц (быки, совы, голубки итд),обнаженных женщин и женских портретов(до сих пор сохранились его  вазы-женщины ,вазы -цветы и т.д.)
Но главной темой керамических работ Пикассо, на мой взгляд, все же была   античность. Искать корни своего вдохновения в античном греческом искусстве подсказало Пикассо место, где он жил. Небольшой живописный городок на самом берегу Средиземного моря — Антибы, в основании которого лежит античный греческий Антиполис. Исторические воспоминания, пейзаж, сохранивший до наших дней гармонию воздуха, воды, земли и солнца, обращают человека к античности. Да и само древнее ремесло гончара, породившее предмет-вещь, уходит корнями в античность. Обращаясь к нему, художник прикоснулся к древней традиции. Но что такое традиция?


В керамике, в прикладном искусстве традиция обычно понимается как следование образцам, как повторение утилитарной формы и воспроизведение определенных мотивов и формальных приемов. Или как стилизация, всегда предполагающая некую условность языка.  Следование канону, чаще копирование, имитация оригинальных произведений Древнего Египта, Древней Греции или ренессансной Италии.  На протяжении столетий, с утерей их первоначального смысла, а значит и образа, свело уже к середине прошлого века продукцию традиционных керамических производств этих и других стран до уровня сувенирной промышленности, а само произведение до вещицы на память, всего лишь знака местности.
В работы Пикассо традиция вошла как тема, как дух, как ассоциация, то есть по глубинному сходству миро восприятий. Многочисленные кувшины Пикассо с чуть удлиненным изгибом тулова, с узким перехватом горла вызывают в памяти греческие ойнохои; красный или белый черепок вазы с легким силуэтным рисунком подобен красно - или белофонной керамике классической Греции. В женских лицах, глядящих на нас с кувшинов, мы узнаем лица нимф, в бородачах, увенчанных цветочными гирляндами,— фавнов, превращающихся на наших глазах в кувшины, вазы, как когда-то превращались они в тростник, лавр, цветы. Если в древности они одушевляли мир природы, теперь в керамике Пикассо эти образы одухотворяют произведения искусства.

 

Для Пикассо керамика никогда не была чем-то лишь утилитарным, прикладным. Для художника это альтернатива холста, куда он переносит образы своего творчества, работая с пастилкой, объемом ,а так же цветом и силуэтом.

 

 

 Пикассо в своих керамических произведениях особенно выразительно использует метаморфозу. . Его керамические произведения одушевлены, многолики. Так, сосуд круглой формы, на всей поверхности которого размещено изображение бегущего быка, как бы отсылает нас к мифу о Минотавре. Но это же изображение головы быка рождает в нашей памяти образ мрачного трагического героя корриды — Торро. Тема корриды — сплавляется в этом произведении с античным мифом о Минотавре. Превращение охватывает весь образ — мощный объем вазы преображается в круп разъяренного быка, изображение которого как бы захватывает, заглатывает вазу, замещая ее собою. Любовь к экспромту, непринужденное отношение к форме при точной найденности детали, пропорций — всё это делает керамику Пикассо близкой к  мастерам крито-микенской и испанской керамики.

 

Чувство пластической формы, родственной органической природе, отсутствие канона отдаленно роднит произведения мастера с керамикой крито-микенского мира. Критские вазы с узким горлом, подобные птицам и цветам, фляги, напоминающие гладкую гальку, затканы сплошным цветочным узором или захвачены лапами осьминога. Они открывают нам цивилизацию, связанную с морем. Тема Средиземного моря — моря среди земель — также приходит в работы Пикассо, и не только опираясь на ассоциации, связанные с искусством Эгейского моря, античной Греции или другими культурами. Это — само море, пасторальные сцены, которые происходят на берегу, это и глаза девушки, словно устремленные вдаль, куда-то за морской горизонт. Это и бесконечная череда морских натюрмортов с диковинными рыбами, ракушками — дарами моря, написанными и вылепленными на блюдах. Последние представляют собой интерпретированную на современный лад французскую традицию прикладного искусства XVI века, вызывая в памяти виртуозные работы Бернара Палисси. Так мы видим, как широкий мир традиций — и не только гончарного искусства Средиземноморья, но и наследие более далекого — Древней Америки и хеттов, так же как и «вольные темы» — морские мотивы, ‘художник и модель», свободно уживаются в керамических произведениях Пикассо. В результате метаморфозы они все время меняют выражение лица, будучи по своей глубинной сущности многолики.

Метаморфоза — одна из основ искусства Пабло Пикассо, не только его керамики. Она образно пластическое средство, переводящее на язык форм свойства ассоциативного мышления Пикассо. Пикассо всегда было свойственно желание испытывать выразительность того или иного композиционно-пространственного решения в разных материалах. Он любил условность одного вида искусства превращать в условность другого искусства. Ассоциативность мышления позволяло Пикассо обращаться к традициям, не следовать  одной из них некоего образца, а собирать, сплавлять все богатство наследия искусства разных цивилизаций в одно произведение. И чем больше источников вбирает в себя произведение Пикассо, тем насыщеннее образ многослойным глубинным смыслом, сродни древнему магическому. В древности искусство гончара как искусство мага превращало рыхлую глину через освящение огнем в прочный, сохраняющийся многие века сосуд-вместилище не только воды, вина, зерна, масла — всего, в чем нуждался человек, но и его самого. Ведь часто керамические сосуды-вазы служили урной для пепла, праха, то есть прошедших через огонь останков умершего человека. Керамические работы Пикассо — его кувшины, вазы— заключают в себе человеческий дух.
Совокупность традиций стала знаком планетарности мышления человека XX века. Открытость миру, способность вобрать в себя все накопленное человечеством за многие века вообще присуще творчеству Пикассо.


Введя в искусство ассоциативное мышление, Пикассо определил не только понимание традиции в XX веке, но и заложил основы современного художественного видения. Ассоциация как средство отображения мира придет не только в искусство кубистов, футуристов, станет программной в полотнах сюрреалистов, таких разных, как Макс Эрнст и Сальвадор Дали да и сам Пабло Пикассо. Она живет в искусстве абстракционистов, собирает в образ эпохи НТР коллажи Раушенберга; ассоциация как особая форма переживания пространства ведет нас по лабиринтам архитектуры постмодерна.
Для Пикассо керамика не была ремеслом — она стала для него другой формой холста. Это была игра, и она захватила его до конца жизни: один раз увлекшись, он продолжает работать с глиняными изделиями до своей смерти.

 

Текст подготовила Евгения Горская – преподаватель курса Керамики в Академии Ремесел.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


09.06.2017